sobercroc (sobercroc) wrote in perdyat,
sobercroc
sobercroc
perdyat

Categories:

Руководитель Дятлов. Часть I

(с) Белый Клык, sobercroc

В этом походе не просматривается не только опытный турист Дятлов, но и Дятлов как руководитель.
(с) Белый Клык "Оч.умелые дятловцы"

Для начала припадем к истокам мудрости... при этих словах можно легко предвидеть потасканную ехидную ухмылку дятловедов. Да-да - к книге П.И. Лукоянова, при упоминании которой дятловедов неизменно охватывают корчи, потому что он один из немногих, кто не пытался стыдливо прикрыть походную изнанку, то бишь смерти/увечья по глупости и неосторожности мемориальной доской с героическим профилем. В отличие от дятловедов автор был разумный человек и понимал, что глупо прятать глупость под предлогом чувств родственников, уважения к памяти погибших или сохранения высокого морального облика туризма в целом. Бестолку штукатурить фасад, как это регулярно делают на перевале отдельные упоротые дятловеды. Все равно рано или поздно отвалится. Правильнее не утаивать и не героизировать огрехи, фантазируя про отважное сопротивление дятловцев предательски напавшим НЛО, а обсудить допущенные просчеты и сделать правильные выводы, чтобы ни у кого впоследствии не возникло соблазна повторить подобный "героизм". Именно за это дятловеды не приемлют Лукоянова и пытаются тупо игнорировать, вернее, не акцентировать внимание перманентно восторженных дятлолюбов на факте существования этой небольшой, но действительно поразительной книги.
Тем более, над трагедией дятловцев давно вырос целый бизнес. "Писатели" с умным видом пишут "книги", киношники бодро жарят художественные и документальные ленты, корреспонденты желтых изданий тоже в меру сил пытаются урвать под шумок свой кусок жаркого и поучаствовать в конкурсе сказок для тех, кто в танке. Сами дятловцы - как портрет Ленина в кабинете, под которым обстряпывались дела, к, собственно, Ленину отношения не имеющие. Так и тут - праздные, одинокие люди, возможно, имеющие пристрастие к спиртному, убивают время, годами кропая абсолютно безответственные сентенции на тему "кто и зачем". Отними у таких соску-пустышку - им становится скучно (c). Страдающие отклонениями психики или расположенные к этому недугу с аппетитом потребляют страшные истории про то, как мужественно загнулись дятловцы, причем, чем шизофреничнее сказка, тем более у них разгорается аппетит. Многие из несчастных, активно сидящих в теме дятловцев - это реально больные люди, даже те, кто вначале собирался просто заглянуть или потроллить.
По иронии судьбы, а возможно, за неимением лучшего журналисты ТАУ, сочинившие в 90-х так называемую тайну гибели группы Дятлова, выбрали для сенсации самую расхлябанную группу, которая совместными усилиями коммерсантов-производителей аномального дерьма и долбодятлов-потребителей превратилась в хоругвь туризма.

Что огульно отрицают, даже как-то вспениваясь, туриманы от дятловедения? Отсутствие у дятловцев опыта? Нет, уже тихо так, вяло и неохотно, но соглашаются. Мол, мы на нем никогда особо не настаивали. Это после того, как их изрядно натыкали носом в факты. А вот про то, что группа была супердружной и героической, тронутые на дятловцах до сих пор готовы молотить языками без остановки. Ни про какой конфликт даже слышать не хотят, потому как не бывает таковых у туристов, а уж в группе сплоченных дятловцев - там и подавно быть не могло. Вообще, «конфли́кт (от лат. conflictus) определяется в психологии как отсутствие согласия между двумя или более сторонами — лицами или группами». Не более чем. В походных конфликтах, как обещалось, мы попросим разобраться Лукоянова с позиции его опыта и непререкаемого авторитета. Пусть бывалые дятловеды, кичащиеся своим туристическим прошлым, опровергают человека, который, без сомнения, их опытнее, разумнее, а главное, честнее.
Повторим святотатственные для оголтелых дятловедов слова. Конфликтные ситуации в походах случаются (стр.71), причем эти случаи не единичны. «Несмотря на такой принцип формирования групп, предопределяющий доброжелательность и доверительность взаимоотношений, возникновение дисгармонии в группе и конфликтных ситуаций, к сожалению, не редкое явление». Так что, мягко говоря, привирают дятловеды или просто не знают и знать не хотят. Зачем, в самом деле, какой-то банальный конфликт, когда НЛО и стратосферные диверсанты не в пример страшнее и заманчивей. Есть, о чем книжку состряпать и на форуме потрындеть.

Одной из причин возникновения конфликта может стать (стр.74): — авторитарный метод руководства и «подмоченный» авторитет руководителя. Про авторитарный стиль руководства Дятлова сказано много. Сказано разными людьми, которых трудно всех, как на подбор, заподозрить в кровной к нему антипатии.

Из воспоминаний С.Согрина, написанных в 2005 г. в Красной Поляне по просьбе Е.Зиновьева.
Сергей Согрин, учился в УПИ на курс младше Дятлова, ходил в поход одновременно с дятловцами, примерно 300 км севернее в р-н г.Сабля (Приполярный Урал). На 10-й день группа Согрина потеряла палатку в результате неосторожного обращения с огнем, однако сумела обойтись без нее оставшиеся 2 недели похода (хотя морозы переваливали за 40) и благополучно завершить маршрут благодаря тому, что подготовки, организации и дисциплины у них было все же больше, чем распиздяйства.
О Дятлове Согрин отзывается так. Очень целеустремленный, волевой и сильный турист. Серьезно готовил походы, продумывал тактику и все мелочи, детали маршрута. Это, видимо, ему давало право, и в силу его характера, быть достаточно жестким руководителем. Если быть откровенным, то мне этот, я бы сказал, авторитарный стиль руководства, не очень импонировал. Он не терпел возражений и других мнений. Это я почувствовал в тех нескольких массовых праздничных походах, что проводила секция.

Как Дятлов подходил к продумыванию маршрута, известно, например, из протокола допроса Масленникова (ЛД62). Следующая встреча моя с участниками похода состоялась 8.01.59 г. В клубе же ко мне подошли все участники группы и показали проект похода. В проекте был представлен маршрут... Я сделал три замечания: ...изменить контрольные сроки похода в сторону увеличения.
И даже увеличенная по настоянию маршрутной комиссии продолжительность похода была, по всей видимости, увеличена недостаточно. Свое мнение высказывает Владимир Геллер. Несмотря на общесемейный фанатизм на почве горного туризма (звание МС имеют он, жена и старший сын) в оценке маршрута дятловцев он, мягко говоря, сдержан.
Первая ошибка Дятлова – переоценка своих сил, знаний и опыта. Имея всего лишь одно участие в лыжной тройке, он, тем не менее, замахивается на маршрут, эвакуация с которого может стать проблемой. При этом подготовкой похода занимается не слишком серьезно. График движения по маршруту рассчитывается из принципа «нам море по колено». Дневные переходы по двадцать километров с преодолением перевалов. Такие же вверх по ущелью. Двести пятьдесят км за 12 дней и ни одной дневки! И это план, скорректированный МКК в сторону удлинения! Уложиться в подобный график непросто и при идеальных условиях. Я думаю, что маршрут группа бы не прошла по-любому. Просто не хватило бы времени. Тропежку-то никто не отменял. Ту самую, из-за которой и не любят ходить на Северный Урал...
Вышли на маршрут. 27 по графику прибывают в Северный. В 9 вечера! То есть уже, по большому счету, опаздывают. Несмотря на подкинутые рюкзаки. Утром ходовой день. Чем занимаются туристы? До трех часов ночи бузотерят! В итоге утром просыпают. Плюс ходят в кернохранилище, подгоняют крепления (а дома? За всю зиму ни разу на лыжи не встали?) и выходят в 11.45! Светает в полдевятого, в восемь можно идти. Темнеет в 17! Полдня уже коту под хвост! Дальше подробную раскладку люди не пишут. Но никаких оснований считать, что что-то принципиально изменилось, нет. «Подъем 8:30». «Вышли относительно рано, около 10 утра»… Первой попытки пройти перевал не было. 31 января группа полуживая приползла к месту закладки лабаза и отрубилась спать. Уже отставая от своего графика на два дня... Пора было поворачивать назад. Я не шучу. Надо было резать маршрут, отказываться от категории. Но… Дятлов этого не понял. Жить оставалось сутки.


Так что относительно серьезной подготовки и детализации до мелочей Согрин, похоже, говорит на публику, чтобы подсластить пилюлю про авторитарный стиль руководства. В УД он тоже не мог удержаться от патетики про колоссальную волю в борьбе за жизнь. Однако стоит ему спуститься с трибуны на землю, как отзывы становятся уже не столь категорично отлиты в бронзе. Согрин сказал, что, конечно, все эти слухи, будто "группа Дятлова была сильнейшей в УПИ" - это чепуха. Насчет Аксельрода он сказал, что Аксельрод был очень компанейским, "душой компании". Любил и умел петь. А вот Дятлов помнится Согрину, как человек более замкнутый, и с авторитарными наклонностями.

Блокноты Григорьева, стр.35.
Корреспондент газеты "Уральский рабочий" Геннадий Григорьев участвовал в проведении поисковых работ в середине марта и вел заметки для будущего очерка.
Вчера весь вечер говорили о погибших. О том, зачем они на горе разбили палатку и т.п. Сказали, что И.Дятлов очень самолюбив, любил командовать. Раз предложил отряду идти с одного берега реки беспричинно перейти на другой. И это беспричинно. Однажды все так возмутились его поведением, что не стали выполнять его команду. Тогда он ушел ото всех и объявил голодовку. Рядовым он в отряде был хорошим, исполнительным. Все ошибки приписывали ему. Об этом особенно говорили двое, которым приходилось бывать с ним. Отрицат.отозвался о нем и рук.группы. Он говорил, что это глупо, что группа вышла в 3 часа, когда через 1.5-2 часа здесь было уже темно.
Беседы Григорьева с поисковиками носили доверительный характер. Вначале меня стеснялись. Потом увидели, как я одной рукой колю дрова и т.п., приняли за своего и не стали стесняться (стр.29). Григорьев беседовал не по отдельности, а со всеми вместе, когда собирались вечером в палатке. Лежа на спальных мешках, разговаривали о погибших. В армейской палатке (Григорьев Г., "Трагедия в горах", опубликовано: Алексей Парунин) размещалось 13 человек (стр.38). Отнимем из них радиста Неволина, зав.кафедрой физики УПИ Кикоина, с которым Григорьев 13 марта летел на перевал (стр.10) и остальных, не знавших Дятлова. Кстати, по поводу Кикоина дятловеды почерпнули в его биографии, что тот параллельно с преподаванием в УПИ работал в Институте физики металлов, где с мая 1957 г. по декабрь 1970 г. заведовал лабораторией излучений, и пытаются многозначительно связать этот факт с назначенной следователем Ивановым радиологической экспертизой. Нам представляется, что в биографии Кикоина имеется факт, который позволяет менее таинственно объяснить его участие в поисковых работах. "...в УПИ им была организована секция альпинизма, послужившая в дальнейшем основой для создания Свердловской областной федерации альпинизма, объединившей альпинистов не только высших учебных заведений, но и предприятий, действовавших на территории Среднего Урала". Что делать альпинистам на чахлой сопке Холат-Чахль? - не унимаются дятловеды. Ну никак им не в кайф прозаичные обстоятельства. Отвечает Александр Друзь непререкаемый дятловедский авторитет - председатель фонда памяти группы Дятлова П.И.Бартоломей. Из выступления на вечере памяти 01.02.09 г.: 2-го или 3-го марта cпортклуб УПИ начал формировать группу альпинистов, имеющих опыт работы с лавинными зондами при поиске людей под снегом. Я попал в эту группу из 10 человек под руководством преподавателя физики Кикоина, основателя альпинистской секции УПИ.
Впрочем, мы отвлеклись. Речь о том, что если бы во время этих коллективных бесед в палатке кто-нибудь стал возводить напраслину насчет авторитаризма Дятлова, остальные бы тут же возразили. Но возражений не последовало, а это очень плохо. Лукоянов пишет (стр.72): «К авторитарным методам управления обычно прибегает руководитель, авторитет которого настолько уязвим, что при другом способе общения он теряет контроль над людьми и возможность воздействия на них. Такой руководитель не умеет устанавливать дружеские отношения, плохо контактирует с участниками. Руководителя авторитарного стиля обычно недолюбливают, а «командирский» тон — не приемлют.
Неизбежное следствие авторитарности - неустойчивый психологический климат в группе, отсутствие единства, изолированное положение руководителя, постоянная неудовлетворенность им. Такая группа - потенциально конфликтная, предрасположенная к несчастным случаям».
(жирным шрифтом выделено в книге).

Изолированное положение руководителя ощущается по различным деталям. Например, по походным снимкам можно заметить, что с Дятловым никто особо не рвется сфотографироваться. Если он встречается на групповом фото, то почти всегда где-то сбоку или на заднем плане или случайно в кадре. Лучше всего оно проявилось в расположении тел на склоне. Двое найдены у кедра, четверо в овраге, трое на склоне - Дятлов, 500 м от него Колмогорова, между ними Слободин, который, судя по всему, погиб еще при спуске. У него единственного оказалось полно бумаги, полный коробок спичек - непозволительная роскошь, которая была бы использована при розжиге костра, достигни он кедра. Большинство дятловедов полагает, что Дятлов и Колмогорова ушли от костра к палатке якобы за вещами для остальных. Очевидно, они шли не вместе. Иначе как вы это себе представляете - один падает, а другой, стиснув зубы, продолжает упорно устремляться к палатке вместо того, чтобы вернуться и позвать на помощь? Если сначала ушла Колмогорова, непонятно, как Дятлов допустил, чтобы за вещами направилась девушка, а не, скажем, несравненно лучше одетый Золотарев? Если же первым группу покинул Дятлов... Что заставило руководителя оставить группу в критической ситуации? Либо контроль над группой был потерян, и он пытался восстановить бразды правления героизмом, либо группы как таковой уже не было: она поделилась на микрогруппы, каждая из которых выживала так, как ей казалось правильным. Тогда рывок Дятлова к палатке - жест отчаяния, а не героизм и чувство долга. Можно еще предположить, что когда группа отказалась выполнять его команды, он ушел ото всех, в расстроенных чувствах обхватил березку и объявил голодовку, благо подобные выкрутасы, как мы знаем, за ним водились.

Из показаний В.Брусницына (ЛД362).
Вадим Брусницын учился на два курса младше Дятлова и участвовал с ним в походах на Центральный Саян летом 1958 г., Северный Урал зимой 1958 г. (п/р Колмогоровой).
Игорь считался в нашей секции самым опытным туристом. Все сложные походы проходили обязательно под его руководством и всегда удачно, кроме одного: поход по Кавказу, все участники которого были недовольны Игорем как руководителем. В то время он несколько зазнался, да и группа подобралась не по характерам.
Отзывы людей, знавших Дятлова, выдерживаются примерно по одной и той же схеме. Сначала ритуальный запев про то, каким хорошим он был парнем, потому что нельзя слишком плохо отзываться о покойных. В приличном обществе не принято называть вещи своими именами, дабы никого невзначай не покоробить. Хотя справедливости ради, продолжает рассказчик, нужно отметить, что вот в таком-то и таком-то случае, я знаю, Дятлов лажанулся и вызвал общее недовольство. Не так, чтобы уж прямо по своей вине - следует оговорка, чтобы читатели невзначай не заподозрили чего худого про почетного мученика, - скорее, в силу обстоятельств. Отмазка про коварную группу, которая по своим характерам не подстроилась под премудрого Дятлова, это вообще пять. Но зато потом, ясен пень, Дятлов исправился и сделался не просто хорошим, а вообще замечательным. Соединяя обрывочные сведения от различных рассказчиков, начинаешь видеть, как классный парень Дятлов накосячил то здесь, то там, и поневоле задаешься вопросом: а где он проявил себя классным?

Из интервью П.Бартоломея в документальном фильме телевизионного агентства Урала (ТАУ) "Тайна перевала Дятлова", 1-я серия.
Петр Бартоломей, ныне председатель фонда памяти группы Дятлова, был его однокурсником (закончил энергофак УПИ в 1959 г.), членом туристической секции института, участвовал вместе с Дятловым в походах по Восточным Саянам в 1956 г., Приполярному Уралу зимой нач.1958 г. и Алтаю летом 1958 г.
Я больше всего связан с ним, я прошел несколько походов и у меня впечатление о нем двойственное. С одной стороны когда он был участником в походе. Это замечательный друг, это замечательный товарищ, с которым готов идти на любые трудности, потому что он не оставит в беде. Человек с большим юмором, чувствуется, что он с большой эрудицией, и с ним было просто интересно. Но когда он шел руководителем, он почему-то ломался в характере, становился очень жестким, и такой командный стиль взаимоотношений с участниками, вообще говоря, нарушал микроклимат в группе. И однажды мы не вытерпели и высказали свои претензии - что так дальше нельзя. Мне кажется, что он почувствовал критику со стороны своих друзей товарищей, поэтому вот в том трагическом походе я не знаю, как он себя вел... это уж трудно судить. Мне кажется, он был уже немножко другим...
Насчет замечательного в качестве рядового участника товарища Дятлова - это традиционный былинный зачин по шаблону принятого в приличном обществе тактичного обсуждения деликатных тем. Как собрание в колхозе "Красный лапоть", которое тоже начинается с того, что в целом все хорошо, даже замечательно, семимильными шагами движемся к коммунизму и все такое. Однак имеются определенные недостатки на местах. И понеслась по кочкам.

Здесь даже в медоточивую заздравную преамбулу вкралась ложка дегтя. Ее вносит Моисей Аксельрод, также принимавший участие в упомянутых выше походах Дятлова с Бартоломеем. Более того, в зимнем походе по Уралу в 58-м Аксельрод был руководителем, а в Саянском 56-го года - завхозом. Собственно, как завхоз он и прищучил тогда замечательного товарища Дятлова в качестве рядового участника на одной некрасивой вещи (ЛД316):
Я был завхозом группы, на обязанности моей кроме всего прочего лежало распределение груза между участниками группы, и с этой стороны у меня после похода была серьезная претензия к Дятлову. Т.е. я доверял ему самому взвесить свое радиоустройство, и он обсчитал меня на 3 килограмма. Это выяснилось день на третий.
Но о покойных, как известно, aut bene aut hihil, и Аксельрод тут же торопится залить мелкий эпизод крысятничества Дятлова бочкой славословий в его адрес. Подчеркиваю, что это моя единственная к нему претензия, и что это было в 1956 году... следующая моя встреча с Дятловым состоялась зимой 1958 года в зимнем походе. Должен сказать, что Дятлов меня поразил своим несходством с Дятловым, которого я знал в 1956 году. Это был открытый самоотверженный добрый товарищ, серьезно относящийся к достойным серьезности вещам, умеющий внести, там где нужно, разрядку дозой юмора и т.д. В группе он пользовался большим уважением за вышеуказанные качества, за физическую выносливость, за туристический опыт, за готовность в любой момент к выполнению любого дела, ля-ля-ля, тополя.

Благодаря дневникам дятловцев можно получить наглядное представление, как этот самоотверженный добрый товарищ вносил разрядку шуткой юмора. Юмор Дятлова был достаточно своеобразным. Не все товарищи могли его воспринять. Но об этом в следующей части.
Tags: мифы дятловедов, самая невероятная версия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 277 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →